Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Wall

(no subject)

Зашла вчера на свою издательскую работу, на которую я совсем редко захожу, всё больше на удалёнке. Села за комп.
Как за космический корабль, ёндыть.
Почуствовала себя в центре управления полётами прям. Комп у меня там нормальный такой, стационарный PC, с хорошим широким экраном. На котором глазу есть где разгуляться.
Ну, тормозит, конечно, немного. А я, что ли, не торможу?
А на основной теперешней работе выдали макбук-эйр. К которому я, как настоящий ретроград, никак не могу привыкнуть. Хотя я его, конечно, уважаю за скорость и портативность. Но чёрт. Я извиняюсь. Как же неудобно!!! Не говоря уж о том, что на маке и PC многие сочетания клавиш, которыми постоянно пользуешься, совсем разные. Приходишь домой или в издательство — и давай обратно вспоминать, как с русского на английский переключить и где тут "елочки" и "лапки" ("У меня лапки" — так мог бы называться телеграм-канал модного корректора).
Ладно, думаю, зато нейронные связи тренируются. Можно не отвлекаться на завязывание шнурков всё новыми способами.
Покряхтев, установила я на макбук-эйр аську.
Аську, да, вы не ослышались.
До сих пор со своим лучшим другом я предпочитаю общаться по аське, ибо ничего удобнее для нас мир пока еще не придумал. А у него ещё, как у нормального человека из прошлого, нет соцсетей, только жж.
Вздохнула облегченно (старый мир ещё просачивается в болото чёртовой хипстоты!) и пишу этому самому другу:
"Вот, установила аську на мак наконец, буду появляться тут".
А он отвечает: "Значит, ты тоже пень ужо).. эт хорошо)".
Wall

(no subject)

Дома не сижу, жу-жу-жу :))
Под Клином в селе Поджигородове обнаружился интересный храм архангела Михаила — говорят, построен по проекту Баженова, но у нас ведь всё, что с чудинкой и того времени, — "по проекту Баженова" ))
Колокольня похожа на минарет!
Удивительно, как хорошо люди сделали поле газоновое перед храмом. Он как в море корабль.



Collapse )
Wall

(no subject)

Привет, друзья.
Я съездила в Крым на четыре дня — подруга, путешествующая там с семьей, звала присоединиться, и мне это показалось хорошей идеей.
Немного фото из инстаграма.

Тропа в Новом свете.

Тропа в Новом свете.

Collapse )
Wall

(no subject)

Еду в метро, читаю "Хохот шамана" Владимира Серкина. А там — как раз про дачу )) Точнее, про взаимодействие с землей и растениями.

17.09.05
Стал поглядывать. В окно хижины заметил, что Шаман вроде как танцует вокруг своих маленьких грядок. Если уметь шаманить над грядками, можно по три урожая и на полюсе вырастить.

—   Этому тоже научился у ярославцев?
—   Чему?
—   Шаманить над грядками.
—   Кое-чему научился, потом сложил «дважды два» и сам научил соседей.
—   Расскажешь?
—  Любой шаман чувствует энергию растений. А крестьяне имеют опыт выращивания, которого нет у шамана.
—   Что дает такой опыт?
—   Глядя на соседей в Ярославле, понял, что крестьянин со своим участком составляет как бы одно энергетическое целое, одну систему.
—   Они это осознают?
—   Чувствуют. И многое делают интуитивно.
—   Что?
—   Говорят ласково со всходами, чувствуют, как полить, подкормить...
—   Это система.
—   Нет. Говорю же, они не умеют шаманить.
—   Ты объединил опыт шаманства с опытом выращивания?
—  Чуть-чуть, однако. (Смеется)
Шаман отправился за своими травами, а я внимательно осмотрел грядки. Мысль о единой энергической системе крестьянина со своим участком проста, но в голову раньше не приходила. Развитие мысли позволило сформулировать ряд новых вопросов.
—   Хороший урожай зависит не только от труда, мастерства, но и от энергетического взаимодействия с участком, растениями?
—   "Сумевший задать вопрос, знает и ответ". (Произнося эти слова, Шаман так точно изобразил буддисткого гуру, что я невольно рассмеялся)
—   Человек с хорошей энергетикой может меньше трудиться и собрать больший урожай?
—   Так бывает.
—   Эта общая энергия и есть то, что называется «тяга к земле» у горожан, заводящих дачу, участок?
—   "Сумевший задать вопрос ..."
—   Они заряжаются энергией на даче?
—   Они тоже строят со своим участком единое энергетическое тело.
—   Но иногда работа на даче занимает массу энергии?
—  Приводя в порядок участок, они приводят в порядок свое единое энергическое тело. Именно поэтому многие горожане работают на даче особо исступленно.

[Надо сказать, у меня был подобный опыт — взаимодействия с комнатными растениями. В своей квартире у меня был целый лес растений, но был он лесом далеко не всегда. В родительской квартире, и потом поначалу в моей отдельной, цветы постоянно гибли, сменялись одни другими, росли не очень хорошо и было непонятно, почему так, — я со временем просто махнула на них рукой и периодически подкупала новые. Но в один прекрасный момент цветы вдруг перестали гибнуть, стали расти совершенно нормально, не подвергаясь никаким болезням, а лишь здоровея и пышнея. У меня было ощущение, что настроилась какая-то тонкая система. Я думала, что цветы как-то сонастроились между собой, приняв друг друга (ведь растениями немаловажно окружение). А теперь глубже понимаю — что мы сонастроились с ними вместе. Все мои действия теперь были интуитивными. Я не считала дни, когда их поливать, а когда можно на время оставить сухими, например, — это происходило естественным образом, без всяких моих волнений.]

Collapse )
Wall

(no subject)

У меня в сундуке схоронено много, что, может быть, пора бы повытаскивать? :)

Платон сказал, что созерцая мир, его творим мы светом наших глаз... к чему тебе один укромный лаз в лесу бескрайних нор - открытый взор, направленный на лоно наищедрейшего молочного пути, - вернёт тебе сознание закона, поможет вверх идти...то, что нашел на дне прекрасных глаз, горит как газ таинственного шара, и он приподнимает над кошмаром ...
но только в первый
и... в последний раз...

Мой некий френд Франческо Фиолетти ))
Wall

(no subject)

Всячески поддержу! ))
"Небесные жены луговых мари" — прекрасный, душерасправляющий фильм.

Оригинал взят у ameli_sa в Небесные жены луговых мари. Федорченко

Я ничего не напишу об этом фильме, потому что любой пересказ тут только испортит впечатление. Потому что фильм совершенно гениальный, каждым кадром, каждым звуком. Но для того, чтобы почувствовать всю гениальность фильма, надо вырасти среди всего этого, эти крашенные двери, эти убогие остановки, украшенные местным художником, эта обстановка домов, одежда селян - в этой узнаваемости кроется как раз волшебство фильма. Можно было бы подумать даже, что фильм документальный, настолько все достоверно, несмотря на фантастичность многих новелл (фильм остоит из 23-х коротких новелл, порою анекдотичных, порою драматичных, пронизанных истинным эротизмом, ведущим к истокам языческой культуры марийского народа, с вплетением христианства и заимствованиями соседнего татарского народа. И спасибо Федорченко, что он еще раз напомнил, что Россия состоит из тысячи народов, со своими глубинными корнями, и что российская культура как раз и складывалась, как конгломерат тысячи разных культур.

Wall

(no subject)

Мнение.

"Смҍрение – это отношение конкретного человека с Богом. В отношении людей работают совершенно иные законы.
Что творят вам люди, тоже и вы сотворяша им. Ибо всякое деѧние своею мерою мҍрѧется."
Wall

(no subject)

Насчет Баха и вообще музыки, но в особенности Баха.
Он служит проводником для соединения мира и я. Мир - это я. На деле это можно прочувствовать, но частенько все равно что глотать всухомятку. Вот идешь по улице, вдыхаешь мир: мир - это я. Но постоянно сложно. Сваливаешься в свою отделенность от мира. А уж от других людей... Вообще непонятные существа )) Слушаешь Баха... я всегда думаю, что Бах - это как деревья расправляются к солнцу в единственно возможном оптимальном гармоническом порядке. Каждая ветка, каждый лист находит свой путь к солнцу, свое наибольшее раскрытие солнцу, существуя одновременно со всеми остальными ветками и листьями, никак не мешая им. Порой глядя на дерево всецело, хочется внутренне развернуться, расправиться, задышать, в этом единственном гармоничном порядке... Когда слушаешь Баха, происходит то же самое гармоническое разворачивание. Когда воспринимаешь мир и вдобавок слушаешь Баха, он растворяет сухомятку, проходит одинаково насквозь границы внешнего и внутреннего, демонстрируя, что границ нет. Он с-миряет, при-миряет с миром.
Wall

(no subject)

В пятницу я опять была в бане. В этому году у меня появилась знакомая баня - каждую пятницу ее организуют приятные люди, находится она в отдельном помещении на территории одной из промзон - в месте вполне уютном. И теперь я могу, когда тяжело на душе или когда нездоровится, пойти в баню, побыть там, погреться, попить чаю за общим столом и попросить, чтобы кто-нибудь меня попарил. Особенно Миша.
Раньше я думала, что в бане можно просто отогреться, очиститься, перемежая окунанием в холодную купель, а парение вениками - не обязательно.
Пока меня не попарил Миша.

Мне закрыли лицо еловыми ветками, распаренными и смоченными холодной водой. Стало легко дышать. По мне стали проходиться горячими вениками, сначала внушать телу жар, протягивая его от шеи по спине до конечностей, пропитывая им воздух вокруг тела. Потом вениками прикладывали и били. С нормальной силой - по грудному отделу, крестцу, ногам... Голова была в ветках как в анестезии. Я поняла секрет этого руссского парения: пока можно дышать, телу только хорошо, что его бьют. Боль не та. (И на следующий день, увидев на спине красные точки от лопнувших, видимо, сосудов, я почти удивилась. Потом вспомнила, что Миша при выходе из купели почему-то озабоченно провел рукой по моей лопатке).
Меня бьют вениками, пропаривают до досок, на которых я лежу. Я растворяюсь, уплощаясь. Потом с меня снимают ветки и сопровождают до купели с холодной водой. "С головой ныряй!" — командует Миша. Я ныряю. Он оказывается рядом, подставляет под спину руку: "Теперь ложись назад, вот так, — подхватывает мои ноги другой рукой, — и расслабься полностью." Я лежу на поверхности воды. Миша слегка поддерживает меня. Голова в холодной воде. Но мне не холодно. И я вдруг отключаюсь. Мое тело перестает существовать, сознание вроде тоже, но почему-то фиксирует: мои челюсти разомкнулись, я чувствую, как Миша в холодной воде изредка прерывисто вздыхает - его ребра касаются моего бока, он начинает, видимо, медленно кружить меня по часовой стрелке, по воде, и я падаю, падаю, падаю дальше в это пространство... Сознание фиксирует: "Еще, еще... Туда, туда... Не хочу, не хочу возвращаться...". Не знаю, сколько проходит времени, Миша тихо говорит: "Возвращайся". Я не чувствую, какую позу принимает мое тело, вертикально оно или горизонтально, но надо открыть глаза - открываю: передо мной лестница в купели, по ней нужно выбраться. Но я не хочу. Миша, видимо, это как-то чувствует: "Вылезай, вылезай, нельзя надолго улетать". "Что это?" - спрашиваю я, с трудом возвращая телу возможность совершать членораздельные движения и насилу сползая с лестницы с той стороны купели. "Не анализируй... Ты просто тоненькая, тебе легко улететь... Теперь лежи в парной, пока не вернешься окончательно." И он освобождает мне место, а потом закрывает лицо еловыми ветками. 
Wall

(no subject)

Из прекрасного эссе Ольги Седаковой "Европейская традиция дружбы".


>> То, что классическая дружба немыслима вне свободы, ясно каждому, кто обладает самым общим представлением об античной мысли. Но каким образом свобода немыслима без дружбы? Разве свобода не освобождает нас от всех связей, от всех привязанностей? Однако в той мысли о человеке, которую мы обсуждаем, это не так. Свобода не может не производить дружбы. Дружба – своего рода эманация достигнутой человеком высокой свободы (словами Монтеня, «нашей добровольной свободы») или даже другое ее имя. Об этом говорит двустишие Ахматовой, так это в этике Аристотеля. Вот Монтень, один из лучших поэтов европейской дружбы:

«Наша добровольная свобода не производит ничего более себе соприродного, чем нежность и дружба».
(«Опыты», книга 1, глава 28)

О дружбе привычно думать иначе. «Друг познается в беде». Но друг Аристотеля, Данте, Монтеня, Лессинга, Пушкина не познается в беде! Он познается в радости. На пиру, за чашей и беседой. Он познается в захватывающем интересе того, что он тебе сообщает. Соучастие в радости другого человека – как форма «моей» открытости – существенно превосходит соучастие в его страдании, потому что требует большего величия души, большей человечности. Отсутствие сострадания – уже патологический случай, состраданием наделен самый низкий «нормальный» человек. Так судит Аристотель. Друг познается в празднике. Он познается в беседах. Он познается в том, что он «производит» (не обязательно сочинения: мысли, мнения, чувства; вообще говоря, себя самого). Он испытывается совсем другими вещами, чем беда. Его помощь (если говорить о помощи) или его дар – совсем в другом. Говоря совсем кратко: друг дарит мне меня. Друг дарит мне меня цельного, меня дарящего, которого у меня, во мне без него нет.

<...>

Другие отношения близости и крепкой связи, возможные и в несвободе, хотя и могут привычно называться дружбой, но по своему существу ближе к братству (о различии дружбы и братства как различии, соответственно, света и теплоты Collapse )
).
<...>

Друг людей, человечный человек, filanthropos, homo humanus – это не тот, кто сострадает людям, как стало привычно думать в позднейшие времена: это тот, кто хочет разделять с ними свои мысли о мире, свое восхищение миром. Мизантроп же – тот, кто не надеется найти себе для этого собеседника.

<...>

Из письма Гельдерлина другу:

"Быть единым в себе – вот что возвышает нас. Если мы позволим себе сбиться с пути касательно нас самих, касательно нашего theion (божественного) или назови это, каким хочешь другим именем, тогда все искусство и все труды напрасны. Вот почему так важно крепко держаться вместе и говорить друг другу то, что в каждом из нас…"

Друг дарит нам возвращение к нашему theion, и от нас себе в дар он ждет этого theion. Не-друзьям мы не можем ни дать этого, ни принять от них это. Основанием дружбы является не то, как «он» «относится» ко «мне» и «я» к «нему», а относимся ли мы, каждый из нас, к нашему theion, к тому возможному, открытому, истинно своему, уникальному для каждого бытию, к нашей добровольной свободе. К той свободе, напоминает Ф.Федье, которой человек владеть не может: это она владеет им, ставя его таким образом в связь со всем миром. Прийти к этому себе мы можем благодаря другому.

<...>

До тех пор, пока дружба составляет горизонт, дальний образец для «заурядной» солидарности, сама солидарность не теряет своего смысла: укрепления человека в его истинном, предельно своем отношении к бытию, основывающем себя на возможном и трансцендирующем, в этом его «совершенно другом», theion. Удивительный закон дружбы: «Совершенно другое освобождает каждую вещь от того, что в ней не свое».